Кто на вылет — банкротство фанерных предприятий

В связи с кризисом фанерная промышленность России напряглась, заморозились строители, что напрямую повлияло на лесопромышленность, крупные фанерные заводы затянули пояса потуже, а остальным приходится выживать. К сожалению, выживают не все.

Парфинский фанерный комбинат на грани вымирания

Причина краха одного из крупнейших лесоперерабатывающих предприятий Новгородской области –не только мировой экономический кризис, но и управленческие просчеты менеджмента и собственника.

банкротство фанера

Hа днях собственник Парфинского фанерного комбината (ПФК) в Новгородской области публично заявил о банкротстве предприятия. Поселок Парфино, для которого ПФК является градообразующим предприятием, оказался на грани социальной катастрофы: 1,6 тыс. человек (почти 17% трудоспособного населения района и 35% – поселка) остались без работы, а муниципальный бюджет – без основного источника доходов.

Не дотянул до столетия

Почти 100 лет назад купец первой гильдии Дмитрий Лебедев, здраво оценив возможности для сплава древесины, обилие дешевого сырья, близость Николаевской железной дороги и столицы, поставил на правом берегу реки Ловать в поселке Парфино лесопильный завод, пилораму и начал строить предприятие, которое положило начало Парфинскому фанерному комбинату.

Хотя ПФК немного не дотянул до своего столетия, надо признать, что в последние годы дела у него шли в гору. Производя востребованную на растущих внешнем и внутреннем рынках квадратную фанеру для мебельщиков и корабелов, он вплоть до середины прошлого года платил высокую по меркам муниципального района зарплату (средний заработок на комбинате составлял 12,5 тыс. рублей). Комбинат закончил 2007 год с неплохим финансовым результатом – получено 110 млн рублей чистой прибыли.

Спрос на фанеру продолжал устойчиво расти, кризиса ничто не предвещало. На этом благоприятном фоне собственник ПФК новгородский лесопромышленник Исаак Слуцкер принял решение, которое теперь эксперты расценивают как высокорисковое и несвоевременное. В августе 2007 года Слуцкер начал реализацию крупного инвестиционного проекта – строительство завода по производству самой востребованной на рынке большеформатной березовой фанеры мощностью 75 тыс. кубометров. В строительство, по словам собственника, вложено около 1 млрд рублей собственных и заемных средств. Проект осваивали с привлечением кредитов Северо-Западного банка Сбербанка РФ и при участии петербургской лизинговой компании «Глобус-лизинг», закупившей современное импортное оборудование стоимостью 15 млн долларов.

Исаак Слуцкер планировал развить новое предприятие до получения стабильной прибыли, чтобы затем вкладывать ее в переоснащение морально устаревших мощностей ПФК. В успехе он не сомневался: предыдущий опыт строительства трех лесопильных предприятий совместно с финской компанией UPM Kymmene был весьма позитивным. Новое производство было ориентировано на экспорт, на российскую строительную отрасль. Возведение олимпийских объектов в Сочи также вселяло надежду на новый виток спроса.

Бумеранг кризиса

Мировой финансовый кризис нанес болезненный удар по отраслям, потреблявшим парфинскую фанеру, и обрушился на комбинат, 80% продукции которого уходило на экспорт в 28 стран. «Уже в апреле 2008 года, – рассказывает бывший генеральный директор комбината Максим Салтан, дисквалифицированный прокуратурой за долги по зарплате, – прозвенел первый звонок: стал быстро падать спрос, за ним – цена. В сентябре кубометр квадратной березовой фанеры „скатился“ с 630 до 288 долларов при фактической себестоимости 500 долларов. Потом фанера и вовсе перестала продаваться. Обычно в месяц мы выпускали 9−10 тыс. кубометров, а в октябре произвели всего 0,6 тыс. Предприятие пришлось полностью остановить 10 ноября, чтобы зря не набивать склады».

Когда 3 января 2009 года был открыт новый, оснащенный современными технологическими линиями завод, он тут же «въехал» в ворота кризиса. Финансово обескровленный ПФК за 2008 год получил 100 млн рублей убытка. «Пока завод строился, – говорит Салтан, – спрос нарастал, придавая нам уверенности в том, что мы выбрали нужную рыночную нишу. А через полтора года, когда настало время запускать производство и дилеры в Петербурге взялись за продажи, рынок просто рухнул. Из 1,7 тыс. кубометров мы успели отгрузить две машины. Все остальное – на складе. В портфеле заказов – пусто».

Новое производство, поработав с перебоями в тестовом режиме, тоже остановилось. И не только по причине рухнувшего рынка. Как снежный ком на комбинате росли долги: 9 млн рублей – энергетикам, 3 млн – «Акрону», поставлявшему смолу для склеивания фанеры, 22 млн – зарплата сотрудников. Суммарная задолженность ПФК сегодня составляет около 1,3 млрд рублей. Кредиторы отказались вести переговоры о реструктуризации долгов, прекратив отпуск продукции должнику.

Никто не помог

Парфинский комбинат тщетно искал поддержку не только у партнеров по бизнесу, но и у властей. Осенью 2008 года Исаак Слуцкер обратился в администрацию области, надеясь воспользоваться возможностями семимиллиардного гарантийного фонда, заложенного в бюджете Новгородской области на 2009 год. Он рассчитывал под гарантии бюджета области получить на три года кредит объемом 300 млн рублей для пополнения оборотных средств. Деньги были необходимы для запуска новых производственных мощностей. Но в помощи было отказано. «Баланс комбината неликвиден, убыточен. К тому же предприятие чрезмерно закредитовано – задолженность превышает 80 млн рублей», – объяснила тогда председатель областного Комитета финансов Елена Солдатова.

Отказав собственнику комбината в финансовой поддержке, региональная власть тем не менее включила предприятие в список градо— и бюджетообразующих компаний региона, претендующих на господдержку. По решению региональной антикризисной комиссии в Парфино выезжали чиновники экономического департамента, чтобы помочь управленцам ПФК написать внятный и прозрачный бизнес-план развития нового производства (тогда еще никто и предположить не мог, что и его вскоре перекроет фанерный «тромб»). 9 февраля бизнес-план был рассмотрен членами рабочей группы Министерства промышленности и торговли РФ и признан неубедительным. Федеральной помощи Парфинский комбинат тоже не получил.

Вероятно, причина отказов – в позиции региональных властей, считающих, что в доведении ПФК до банкротства виновен не только кризис. Первый вице-губернатор Новгородской области Борис Воронцов убежден: на комбинате возникли проблемы системного характера, созданные менеджментом. Речь идет не только о рискованном решении строить производство преимущественно на заемные средства, но и о качестве текущего управления. Двадцатипятилетнему генеральному директору Максиму Салтану, по сути, не имевшему управленческого опыта, не удалось предложить региональной антикризисной комиссии внятный план действий в условиях кризиса, варианты погашения долгов по заработной плате. Кроме того, в администрации области твердо убеждены: лесопромышленник Исаак Слуцкер, совладелец трех российско-финских лесопилок, использовал далеко не все ресурсы для решения проблем своего бизнеса.

Возможно, просчеты в управленческой стратегии Слуцкера имеют место быть. Но и власти региона выглядят отнюдь не безупречно. Вся экономика Парфино оказалась замкнутой на комбинат, хотя рядом с поселком долгие годы не используется площадка с готовой инфраструктурой, на которую в годы экономического роста, вероятно, можно было привлечь инвестора. Вместо этого экс-губернатор Михаил Прусак и его команда всякий раз одергивали намеревавшихся оптимизировать численность персонала управленцев ПФК, напоминая им о пресловутой социальной ответственности. Достаточно сказать, что в котельной комбината работали 200 человек. Так что в неэффективной работе ПФК, который не смог избавиться от высокозатратных технологий, есть доля вины недальновидной региональной власти.

Опасное моно

Для поселка банкротство стало настоящей катастрофой. «Всего в Парфино, – говорит заместитель главы администрации Парфинского муниципального района Николай Иванов, – 128 малых предприятий, почти 60% из них – бюджетные. Но погоду делает, конечно, комбинат. В поселке 8,1 тыс. жителей, в том числе экономически активного населения – 4,6 тыс., из них 1,6 тыс. человек работали на ПФК».

Единственное крупное промышленное предприятие на 40% наполняет доходную часть консолидированного муниципального бюджета в размере 325 млн рублей, где собственных доходов только 66,5 млн (20%), остальное – перечисления из бюджетов других уровней. Финансовые проблемы ПФК рикошетом нанесли удар по муниципальному бюджету. За два месяца собрано 44% собственных доходов от плана первого квартала. Готовясь к худшему, муниципальная власть решила ускорить приватизацию своего имущества, сократить расходы сельским поселениям. На крайний случай решено взять кредит на покрытие временного кассового разрыва, но пока до этого не дошло.

Большая ошибка руководства комбината в том, что работников предприятия держали в неведении, ничего не сообщая о положении дел. С октября прошлого года, когда продажи продукции фактически встали, сотрудникам ПФК стали оплачивать вынужденный простой – две трети тарифной ставки. Доходы упали в пять-шесть раз. Резкое ухудшение качества жизни, невозможность расплатиться по кредитам (по некоторым данным, работники комбината взяли в банках около 100 млн рублей), неопределенность ситуации вылились в нарастание социальной напряженности, нервозность, стихийные митинги.

Региональная власть срочно ищет выход из ситуации. В феврале Новгородская область защитила в Минздравсоцразвития РФ региональную программу снижения напряженности на рынке труда стоимостью 52 млн рублей, добавив к ней еще 2,6 млн из областного бюджета.

«В первую очередь, – говорит председатель Комитета по труду и занятости Александр Алисиевич, – должны работать наши, областные деньги. За счет них мы обеспечим работой вахтовым методом 100 парфинцев – они будут ездить на строящуюся в Крестецком районе птицефабрику. Мы оплатим людям транспортные расходы, суточные». Парфинское райпо тоже готово дать людям работу – предлагает брать на откорм животных. Для старта сельхозбизнеса комитет выдает годовое пособие по безработице.

Губернатор принял решение сформировать госзаказ на производство мебели для образовательных, медицинских и дошкольных учреждений, значительная часть которой до сих пор закупалась за пределами региона. Теперь весь госзаказ передадут в Парфино. «Одна из петербургских швейных фабрик, – говорит глава муниципального района Василий Убогов, – развернувших производство в соседнем поселке Пола, решила и в Парфино создать 20 рабочих мест для женщин. Небольшая компания „Электропласт“, тоже имеющая свое предприятие в соседнем поселке, намерена освоить в Парфино производство акриловых ванн».

Удастся ли сохранить и возродить главное предприятие поселка – большой вопрос. По словам Максима Салтана, собственник не теряет надежды поднять комбинат. Федеральный закон о банкротстве отводит арбитражному управляющему и аудиторам на анализ финансово-хозяйственной деятельности три-семь месяцев, на это время долги замораживаются. В случае принятия решения о внешнем управлении мораторий на долги может составить 18 месяцев. Слуцкер надеется, что за это время мировой финансовый кризис пойдет на убыль и у предприятия появится возможность работать с чистого листа.

По материалам expert.ru

Следующая статья:  ← Рынок фанеры 2009 — утопия

Предыдущая статья: Российский рынок клееной фанеры 2006–2008 → 
google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru

Рубрика: Новости

 
     
Фанера
кнопка RSS подписки
Яндекс лента
Google читалка